Версия для слабовидящих:
Размер шрифта:
a
a
a
Языковая версия:
en
Перейти на сайт Томского НИМЦ

Лица нашей медицины: Антон Пак

В рубрике «Лица нашей медицины» о своей профессии рассказал Антон Владимирович Пак, анестезиолог-реаниматолог клиники НИИ онкологии Томского НИМЦ.

Антон Владимирович Пак

  • Родился и вырос в г. Томске. В 1994 г. поступил в СибГМУ на педиатрический факультет. Окончил интернатуру по специальности «детская хирургия» и ординатуру по специальности «анестезиология и реаниматология».

  • Работал в детской хирургической больнице №4, томской районной больнице, городской больнице №3. С 2008 года по настоящее время - в НИИ онкологии Томского НИМЦ.

- В моей семье врачами были бабушка, отец, мама. Поэтому, естественно, будучи ребенком, я хотел быть «как они». В детстве я серьезно занимался спортом, и когда пришло время определяться со своей будущей профессией, то для меня это стало значительной проблемой. В семейном кругу мы обсудили все возможные направления, которые я хотел бы выбрать и склонились к медицине. Однако, решение пойти по стопам отца и стать анестезиологом-реаниматологом пришло значительно позже. Именно поэтому изначально я выбрал специальность «педиатрия», чтобы, по возможности, в равной мере изучить и взрослый, и детский организм.


Антон Пак

Потом, уже работая (на тот момент – медбратом), я вплотную познакомился с такой неприятной стороной медицины, как боль чужого человека. Общаясь каждое дежурство с людьми, испытывающими страдания, у меня постепенно сформировалось представление о моей предстоящей роли в медицине: убрать у человека боль.

Изначально, я менял места работы с целью узнать свою специальность с разных сторон. Известно, что каждая патология имеет свои особенности как в анестезиологии, так и в реанимации. Мне хотелось лично ознакомиться с каждой из этих особенностей. Около 15 лет назад у меня возникло желание заняться научной деятельностью, не оставляя при этом работу по специальности. Руководитель отделения анестезиологии-реанимации Сергей Вениаминович Авдеев предоставил мне эту возможность.

  • Академик РАН, профессор, директор НИИ онкологии Томского НИМЦ Евгений Чойнзонов:

- Антон Владимирович Пак участвовал в исследованиях в рамках диссертационной работы по применению препарата «Октреотид – депо» для профилактики послеоперационного панкреатита у больных, оперируемых по поводу рака желудка и кардиоэзофагеальной зоны (руководители д.м.н. С.В. Авдеев и д.м.н., профессор С.Г.Афанасьев). Полученные результаты подтвердили его высокую эффективность, было решено запатентовать применение препарата по новому назначению, что заинтересовало промышленного партнера ЗАО «Фарм-Синтез». В 2012 году был зарегистрирован договор, согласно которому ЗАО «Фарм-Синтез» получил права на использование изобретения по патенту №2442600 «СПОСОБ И СРЕДСТВО ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ ОСТРОГО ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПАНКРЕАТИТА У БОЛЬНЫХ РАКОМ ЖЕЛУДКА» (авторы - Авдеев С.В., Афанасьев С.Г., Пак А.В., Августинович А.В., Волков М.Ю.). Это был первый в истории НИИ онкологии лицензионный договор - пример успешного взаимодействия наших исследователей, клиницистов с одним из ведущих российских производителей лекарственных препаратов.

Как проходит рабочий день

Каждое утро в нашей клинике начинается с межотделенческой конференции, где мы с коллегами обсуждаем предстоящие операции, их анестезиологическое сопровождение, а также текущее лечение пациентов в отделении реанимации. Затем иду в операционную, где провожу большую часть своего рабочего времени. После окончания операций я осматриваю пациентов, которым операция еще только предстоит. Также, провожу консультации пациентам на догоспитальном этапе. Это необходимо для того, чтобы решить, можно ли проводить операцию пациенту. В случае, если такая возможность есть, совместно с другими специалистами определяю список дополнительных исследований и подготовку к предстоящей операции. Оставшееся время уходит на заполнение различной документации.

Самое сложное и самое любимое

Самым сложным в своей работе я считаю общение с пациентом и его родственниками. В такой профессии, как анестезиолог-реаниматолог, очень часто приходится говорить жестокие вещи. Иногда необходимо донести до родственника, что близкий и любимый ему человек находится в критическом положении или умирает. Что это происходит на фоне максимального лечения, которое мы проводим. Также тяжело бывает отказывать пациенту в операции, если тяжесть его состояния не позволит ему перенести ее. Пациенты субъективны и зачастую не могут и не хотят принять мысль, что предстоящая операция может оказаться смертельной или существенно ухудшить качество их жизни.

Любимая часть моей работы – видеть ее результаты. Видеть пациентов, которые готовятся к выписке - пожалуй, самое приятное в моей работе.

  • Как я отдыхаю? Для хобби нужно свободное время. Его у анестезиологов-реаниматологов немного. Стараюсь быть с семьей и детьми, когда выдается передышка, вместе выезжаем на природу или в бассейн. Временами, собираемся с коллегами вне работы.   Еще выращиваю острый перец на подоконнике в ординаторской.
 

Правила жизни

В моей профессии есть правило: не получается сделать самому – попроси коллегу. Нет коллеги – попроси бога (p.s. это правда наша профессиональная поговорка). Это работает как в отношении новичков, так и профессионалов, десятки лет отработавших в своей профессии.

Вообще, правил много. Какие-то передаются в виде шутливых поговорок, какие то формируются в процессе работы. Деонтологические и профессиональные догмы, безусловно, хороши и важны, но самое ведущее правило, которое могу сформулировать на данный момент: «правильно оформляй документацию». Мы уже давно вступили в период, когда наши действия очень скрупулезно оцениваются с юридической стороны. Именно в этой области принимаются решения, от которых зависит наша зарплата, карьера, а иногда и свобода.

Что бы я посоветовал коллеге? Наверное, как и во многих профессиях – подумай хорошо, прежде чем пойти по этому пути, а если решил, то не отступай. И никогда не думай, что ты знаешь все и видел все в своей профессии.