Версия для слабовидящих:
Размер шрифта:
a
a
a
Языковая версия:
en
Перейти на сайт Томского НИМЦ

СМИ о нас. О перспективах препарата интерферона λ в борьбе с COVID-19

Источник: https://scientificrussia.ru/interviews/intervyu-s-v-zhdanovym

Фото: Портал "Научная Россия"


Сегодня в мире проходят исследования десятки потенциальных препаратов против коронавирусной инфекции. Среди претендентов на роль лекарства от COVID-19 – новое лекарственное средство на основе интерферона-лямбда, разработанное институтом НИИ фармакологии и регенеративной медицины имени Е.Д. Гольдберга Томского НИМЦ совместно с компанией «Scientific Future Management» и научным центром «Вектор». В чем преимущество препарата? Что может помочь в борьбе с новой коронавирусной инфекцией – SARS-CoV-2? А также как повлиял коронавирус на фармакологическую индустрию? На эти и другие вопросы в интервью «Научной России» отвечает Вадим Вадимович Жданов — доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН, директор НИИ фармакологии и регенеративной медицины имени Е. Д. Гольдберга Томского НИМЦ.

—Верно ли полагать, что действенное лекарство не только будет бороться с симптомами и осложнениями при инфицировании коронавирусом, но и подавлять сам вирус в организме?

— Действие лекарственных средств принято делить на этиотропное, патогенетическое и симптоматическое. Лекарства с этиотропным действием влияют на причину болезни, необязательно вирусную, это относится к любому заболеванию. Патогенетическое действие осуществляют лекарства, которые влияют на механизм развития болезни, а симптоматическое – только на проявления заболевания, например, повышение температуры и т.п. Механизмы развития заболевания могут быть различными, но самым оптимальным считается все-таки то лекарство, которое действует на первопричину болезни. Поэтому я считаю, что эффективными будут лекарства, которые действуют на сам вирус.

—На ваш взгляд, что более эффективно: поиск новых противовирусных препаратов или изучение свойств уже известных лекарств, которые зарегистрированы для лечения других заболеваний и могут быть полезны для терапии коронавирусной инфекции и её осложнений? Или эффективность равнозначна?

—Имеют право на жизнь оба варианта. Но, безусловно, поиск новых лекарств – это гораздо более дорогостоящий, а самое главное – длительный процесс. На разработку нового препарата уходит много лет, и вместе с клиническими исследованиями этот срок может занимать от 10 лет. Поэтому, учитывая нынешнюю ситуацию и необходимость принятия срочных мер, рациональным путем является так называемое репозиционирование лекарств, т.е. использование уже зарегистрированных лекарственных средств, которые могут быть эффективны по новому назначению – для лечения коронавирусной инфекции. 

Уже есть такие примеры. Сегодня в России разрешены для применения два лекарственных средства для лечения COVID-19. Это «Авифавир» – прямой противовирусный препарат, который является аналогом препарата, ранее зарегистрированного в Японии для лечения гриппа. И на днях было зарегистрировано еще одно средство «Левилимаб» – высокотехнологичный биотехнологический препарат, действующим веществом которого являются моноклональные антитела против рецептора интерлейкина 6. Ранее это средство использовалось для лечения ревматоидного артрита – совершенно другого заболевания.

Кроме того, существуют более популярные примеры, которые на слуху. К ним относятся попытки использовать для борьбы с COVID-19 противомалярийные препараты, препараты для лечения ВИЧ-инфекции и другие. Безусловно, все это рационально и, что немаловажно, быстрее. Такие примеры сейчас дают надежду на успешную борьбу с новым вирусом.

—Сегодня многие препараты регистрируют по ускоренной процедуре. Есть ли в этом определенная опасность и риски?

—Безусловно, существует, если не риск, то конкретная необходимость в проведении дальнейших исследований, уже в ходе использования препарата. В целом, такие исследования обязательны и проводятся в отношении любого лекарства.  После регистрации медицинские работники, которые применяют препарат, обязаны регистрировать возникающие побочные эффекты, которых, например, нет в инструкции к применению. И в ситуации с коронавирусной инфекцией к такой работе необходимо подходить более ответственно и проводить ее в большем объеме.

— Согласны ли вы с тем, что в противостоянии коронавирусу человечеству все-таки остается надеяться на собственный иммунитет и карантинные меры, а также на успехи в разработке вакцины?

— Я считаю, что важны все меры в комплексе. Во-первых, никакие лекарственные средства и вакцины не помогут справиться с пандемией до тех пор, пока подавляющая часть населения не будет ответственно относиться к мерам противоэпидемического характера. Но, как считают многие эпидемиологи, окончательно взять под контроль коронавирусную инфекцию можно будет только тогда, когда появится вакцина, и когда будет проведена массовая вакцинация. При этом разрабатываемые противовирусные средства для борьбы с COVID-19, конечно, необходимы для лечения развившегося заболевания у конкретного пациента.

—Каково значение антибиотиков в борьбе с симптомами COVID-19, и может ли их массовое использование во время пандемии обернуться ускорением резистентности бактерий к антибиотикам?

—Самое тяжелое осложнение при инфицировании коронавирусом – это пневмония. И, как любая вирусная пневмония в процессе развития и в своем исходе, она характеризуется присоединением бактериальной инфекции, для борьбы с которой в каждом случае, конечно, необходимо назначать антибиотики. Однако в этой ситуации врачи вынуждены выбирать меньшее из двух зол. Безусловно, существует опасность развития устойчивости вторичной флоры к антибиотикам, а также излишняя антибиотическая нагрузка на организм ни к чему хорошему не приводит. Но, в первую очередь, специалисты руководствуются необходимостью спасения пациента. А дальше, к сожалению, уже приходится бороться с последствиями лечения.

—Расскажите о лекарственном препарате на основе интерферона-лямбда и его потенциальном противовирусном действии против COVID-19?

Из презентации В.В. Жданова Из презентации В.В. Жданова

—Работа над созданием нового лекарственного средства на основе интерферона-лямбда проводилась в сотрудничестве нескольких учреждений: это группа компаний «Scientific Future Management» из Новосибирска – непосредственный производитель и конструктор, наш институт НИИ фармакологии и регенеративной медицины имени Е.Д. Гольдберга Томского НИМЦ и Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии, известный у нас в стране, – «Вектор».

Изначально, это средство разрабатывалось для лечения гепатита С. Это тяжелое вирусное заболевание, эффективных средств лечения которого не существует. Но применяются такие средства как интерфероны, в том интерферон-лямбда – один из самых перспективных для лечения данной инфекции. В процессе работы нами был проведен полный комплекс доклинических исследований, т.е. изучение эффективности и безопасности на животных, и документы были подготовлены к началу регистрации. Регистрация начинается с получения разрешения на проведение клинических исследований. Но возникла пандемия, и исходя из того, что вирус гепатита С и коронавирус имеют очень схожую структуру и свойства, мы предположили, что это средство будет эффективно и при лечении коронавирусной инфекции.

Для того, чтобы это подтвердить, были проведены исследования на культуре клеток, зараженных коронавирусом. Эти исследования проводились в «Векторе» и показали, что и условно профилактический режим, и условно лечебный, показали эффективность этого средства. И на основании этих сведений и ранее проведенных других доклинических исследований, считаем, что препарат на основе интерферона-лямбда можно рекомендовать для проведения клинических исследований уже у больных.

Из презентации В.В. Жданова  Из презентации В.В. Жданова

—А в чем преимущество этого препарата?

— Очевидно преимущество, по сравнению с синтетическими средствами, которые сейчас используют, либо разрабатывают для использования при коронавирусе. Интерферон-лямбда – это компонент неспецифического иммунитета, и действие его не зависит от разновидностей вируса, от штамма. Например, есть опасение, что одни противовирусные препараты будут действовать против одного штамма коронавируса, но против другого не будут. Также вакцины, которые создаются против существующей сейчас разновидности коронавируса, при его малейшей мутации, (а эти изменения постоянно происходят), могут стать неэффективными. А в случае с интерфероном-лямбда мы имеем дело с белком, который вырабатывает организм для борьбы с широким спектром вирусов. И поэтому можно надеяться на его эффективность, которая не будет зависеть от вида вируса. Я думаю, что именно в этом одно из самых больших преимуществ.

И, кроме того, поскольку это вещество изначально вырабатывает сам организм, для организма оно достаточно физиологично. Мы же просто наращиваем количество этого противовирусного белка за счет того, что вводим созданный искусственно белок извне.

 — Как повлиял коронавирус на фармакологическую индустрию?

— Наверное, пока рано говорить, поскольку пандемия еще не побеждена. Результат мы увидим позже. Но то, что можно уже сейчас наблюдать в новостях о фармкомпаниях, говорит о перепрофилировании производства крупных фармпроизводителей в сторону противовирусных средств, во-первых. Но и самое главное – свидетельствует об очень быстром развитии фармацевтических компаний, которые работают с биотехнологиями, поскольку именно таким путем создаются современные вакцины и препараты на основе антител, рекомбинантных белков для борьбы с коронавирусом. Например, тот же интерферон-лямбда, о котором мы говорили, это рекомбинантный белок. Определенно, ситуация с коронавирусом придаст импульс для развития такого высокотехнологического направления как биотехнологическая фармацевтика.

—Какой урок следует извлечь из всей ситуации с коронавирусом?

—Сложно сказать, какой урок. Скорее всего то, что возможно повторение подобной эпидемии. Когда пандемия закончится, (и закончится ли вообще – неизвестно), главное – это быть осторожными, быть готовыми к развитию эпидемических ситуаций в будущем, соблюдать меры профилактики, укреплять здоровье и иммунитет.